Сироткин: кто сказал, что меня точно не будет в «Заубере» или «Уильямсе»?

Рoссийский рeзeрвист «Рeнo», члeн прoгрaммы пoддeржки гoнщикoв «СМП Рeйсинг» Сeргeй Сирoткин дoрaбaтывaeт свoй кoнтрaкт с фрaнцузскoй кoмaндoй, дeйствующий дo кoнцa 2017 гoдa. В «Рeнo» ужe oбъявили, чтo пaру боевых пилотов на следующий год составят Нико Хюлькенберг иКарлос Сайнс, так что Сироткин и его менеджмент сейчас ищут другие варианты развития карьеры. В Формуле-1 вакансии остаются только в «Уильямсе» и «Заубере», и кандидатура 22-летнего Сергея в прессе не упоминается, однако сам пилот не теряет надежды всё-таки стать боевым гонщиком Ф-1.

«Снова быть резервным? Только при контракте на 2019-й»

— Состав «Рено» на сезон-2018 уже объявлен. С учётом решения команды какие цели для себя ставите относительно работы до конца сезона?
— В любом случае обе стороны должны отработать контракт до его завершения. Не важно, что со мной будет в следующем году: и по контракту, и чисто по-человечески мы должны доработать и закрыть этот год. Тут ничего не меняется: у меня все прежние обязанности.

— Увидим ли мы вас ещё на пятничных практиках или на тестах — в Абу-Даби или на старой машине?
— Хороший вопрос. Как вы догадываетесь, он интересует и меня самого! В связи с последними изменениями в команде то, на что мы рассчитывали, уже, наверное, не сбудется. Возвращаясь к вашему вопросу — скорее нет, чем да. Но мы продолжаем работать и пытаемся выжать максимум возможного.

Честер: Сироткин был довольно быстр на промежуточных шинах

— Есть ли вариант, при котором вы останетесь резервистом «Рено» и в следующем году, или в этом нет смысла?
— Смысл есть, только если у меня при этом будет подписанный контракт на 2019 год. Тогда — да. Но, если честно, это не план B или план C – даже не знаю, какую букву выбрать! В общем, не основной. Повторюсь, быть резервным пилотом ещё год имеет смысл, только если имеется контракт на роль боевого гонщика. За этот сезон я, наверное, больше раз ночевал в самолёте, чем дома. И если ты не выступаешь, то не получаешь удовольствия — год получается трудным и непонятным. Я бы очень не хотел повторить такое.

Быть резервным пилотом ещё год имеет смысл, только если имеется контракт на роль боевого гонщика.

— Чему вы научились за этот сезон с «Рено»?
— Я стал немного лучше разбираться в работе команды. Хотя я и в том году провёл достаточно времени, чтобы понять все принципы. От этапа к этапу рабочие процедуры повторяются. Плюс ли это? Если бы я дебютировал за «Рено» в следующем сезоне, безусловный плюс. Когда такого нет, то знания становятся менее важными. И не очень хорошо, когда тебе не хватает практики борьбы на трассе.

— Во время гонок вы часто находитесь в боксах рядом с Аленом Простом. Много ли с ним общаетесь, делился ли он с вами какими-то секретами мастерства?
— Мы очень хорошо общаемся. Хочу сказать ему спасибо за простоту в общении, открытость, хорошее ко мне отношение. Но на профессиональные темы мы особо не общались.

«В детстве я боялся лифтов». Что страшит лучших российских гонщиков
Что никогда не сделает Маркелов, какие животные противны Квяту и когда чувствует дискомфорт Сироткин. Российские гонщики — о своих фобиях.
«Прекрасно знал, что Сайнс справится»

— Можете оценить прогресс «Рено» по ходу сезона?
— Прогресс достаточно впечатляющий. Мы точно закрепились по скорости в первой пятёрке — в зависимости от трассы идём четвёртыми или в худшем случае пятыми. Прогресс очевидный. Лучшее во всей этой истории — большая часть прогресса остаётся скрытой, нереализованной: всё ещё будет нарастать как снежный ком. Надо отдать должное: «Рено» очень грамотно выстроил работу и на базе, и в гоночной команде, и в вопросе корреляции между ними.

— Верите, что в 2018 году «Рено» уже сможет побороться за победы?
— Победы — это очень оптимистично. Но мы будем гораздо ближе к топ-3 — это точно. Надеюсь, даже получится создать топ-4 — и «Рено» станет одной из команд, которая будет разыгрывать места на подиуме.

— Как в команду вписался Карлос Сайнс? Не заметили высокомерия с его стороны?
— Он очень спокойный. Всё было абсолютно адекватно. Я знаю Карлоса ещё по Мировой серии «Рено». Дружеские отношения в Формуле-1? Думаю, тут трудно найти хоть одну пару пилотов, у которых такие отношения. Но мы с ним общаемся – когда-то на уровне «привет-пока», когда-то более подробно. Он нормально вписался. Безусловно, Карлосу помогла хорошая гонка в Остине.

— Удивились, что Сайнс так быстро адаптировался к новой для себя машине?
— Нет, ни в коем случае. Я не один раз ездил на этой машине, и если вы посмотрите на мои результаты относительно любых партнёров, с которыми я работал, то я сразу смотрелся на уровне — причём проведя за рулём ещё меньше времени, чем он, и не проехав целый сезон пусть и не на такой же, но схожей машине. Я не видел для себя никаких проблем быть на уровне, а у Карлоса опыта больше, чем у меня. Я прекрасно знал, что он справится, ни капли не удивлён. Понятно, когда дело пойдёт уже о долях секунды, о самой последней десятой, то тут ему будет немножко сложнее.

«Я ходил к Хельмуту Марко»

— С Даниилом Квятом в США не общались? Как думаете, где он теперь окажется?
— Мы очень коротко виделись с ним на брифинге — тогда ещё было непонятно, как всё сложится. Я не знаю, где он окажется. Жестокий спорт, что тут сказать. Как вы догадываетесь, я и сам нахожусь в лучшем случае в схожей с ним ситуации. Такой мир.

— Как паддок отреагировал на ситуацию с Квятом, которого высадили, вернули и вновь убрали?
— Думаю, все догадываются, каково ему сейчас. Не то чтобы все переживают за него, но осознают, как Даниилу непросто. В паддоке надеются, что он устроится в дальнейшем — не знаю, в какой-нибудь серии. Давайте пожелаем ему удачи.

— Правда ли, что вы общались с «Торо Россо»? И были ли реальные шансы проехать одну гонку или начать полноценное сотрудничество?
— Не буду скрывать: да, я ходил к Хельмуту Марко, представители «СМП Рейсинг» тоже ходили. Дальше я бы не стал подробно комментировать.

Не буду скрывать: да, я ходил к Хельмуту Марко, представители «СМП Рейсинг» тоже ходили.

— Какова сейчас ваша ситуация с контрактом на следующий год? Ни в «Уильямсе», ни в «Заубере», судя по отсутствию слухов, вас не будет. А значит, не будет в Ф-1 в принципе.
— А почему вы сказали, что ни там, ни там меня не будет? Варианты всегда есть! Мы работаем, опций много. Есть железобетонные, но они не самые приоритетные для нас. К сожалению, это не то, ради чего мы работали в последние годы. А другие варианты, как раз позволяющие выполнить цели последних лет, являются гораздо более проблематичными. Но они есть. Мы работаем.

— Если с Ф-1 не получится в 2018-м, можно ли сказать, что об этой мечте можно забыть и сосредоточиться на других сериях?
— Сначала мы бросим все силы, чтобы всё-таки закончить то дело, в которое и «СМП Рейсинг», и я вложили столько труда. Надо отдельно поблагодарить Бориса Романовича Ротенберга за его терпение: он потратил столько времени на общение и со мной, и со всеми другими представителями этого бизнеса. Так что мы сдаваться не собираемся: вначале попробуем добить это до конца, а если нет, то будем смотреть, какие у нас дальнейшие опции.

В работе над материалом принимал участие Евгений Кустов.

«Гонщик с редким талантом и работоспособностью». Менеджер — о Сироткине
Когда Сергей Сироткин непобедим, что за странная история была с «Заубером» в 2013 году и как в гонки попал менеджер россиянина?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.